Период новорожденности

Новорожденный

Новорожденный
Уже сам процесс рождения является большим потрясением для ребенка! Девять месяцев он провел в идеальной среде, где тепло, комфортно, спокойно, легко, уютно..., где убаюкивающе стучит мамино сердце, плавно покачивает при хотьбе и издали доносятся знакомые звуки - голоса еще не виданых, но уже таких родных мамочки и папочки! А затем стресс! Стресс от самого процесса рождения и от среды, в которую попадает кроха, новой холодной, сухой, яркой, громкой для него среды... В этой новой среде жизнь ребенка обеспечивают природные врожденные механизмы - рефлексы. Врожденные механизмы помогают малышу приспособиться к новым для него условиям существования. Защитные рефлексы включаются сразу с момента рождения: раздражение кожи вызывает защитное отдергивание, мелькание перед лицом - зажмуривание век, а резкое увеличение яркости света - сужение зрачка глаза. Если новорождённого положить на живот, то происходит рефлекторный поворот головы в сторону, чтобы можно было дышать без препятствий. Также у новорожденного крохи имеются ориентировачные рефлексы. С первых дней жизни он может следить за медленно перемешающимся в пространстве огоньком света. А прикосновение к уголкам губ, к щекам вызовет у ребенка реакцию поиска и он откроет ротик. Сосательный рефлекс. При первом прикладывании к груди, ребенок сам захватывает сосок ротиком и начинает рефлекторно сосать. Сосательный рефлекс сработает даже, если ребенку в ротик положить палец либо любой другой предмет. Хоботковый рефлекс (первые 2-3 месяца жизни) – «выпячивание» губок ребенка наподобие хоботка в ответ на прикосновение к ним. Цеплятельный рефлекс.  Прикосновение к ладони младенца вызывает реакцию схватывания. Например, если прикоснуться пальцами к его ладошкам, он схватит их так крепко, что может повиснуть, держась за ваши пальцы, как обезьянка. Рефлекс ползания (Бауэра). Ребенок делает отталкивающие движения при прикосновении к подошвам ног, иммитирую при этом процесс ползания. Рефлекс сохраняется до 4 месяцев жизни, затем он угасает.  Рефлекс Бабкина (ладонно-ротовой рефлекс) – при надавливании на область ладони, малыш сгибает голову и открывает рот (угасает к 3 месяцам). Вы можете использовать этот рефлекс, если необходимо дать ребенку лекарство. Рефлекс Моро (рефлекс испуга) выражен в первые 3 - 4 месяца. Если вы резко уберете руку, которой поддерживаете ребенка, он мгновенно попытается ухватиться за что-нибудь находящееся рядом. Рефлекс кляпа заставляет ребенка выталкивать язычком любой твердый предмет из ротика, что не дает ему подавиться. Рефлекс становится значительно слабее к 6 месяцам, но в редуцированном виде остается на всю жизнь.  В сравнительно небольшом наборе механизмов крохи имеются и те, на основе которых ничего не развивается, их еще называют атавистические рефлексы. К примеру, цеплятельный рефлекс, который в дальнейшем угасает. А процесс хватания развивается на основе хватательного рефлекса, который появляется уже позже периода новорожденности. Хватательный рефлекс еще называют рефлексом Робинсона - если вложить указательные пальцы в ладошки младенца, он так крепко сожмет кулачки, что его можно будет даже приподнять. К 6 месяцам этот рефлекс исчезает. Человеческое дитя рождается более беспомощным, чем детеныши большинства животных. И  все человеческие формы поведения у ребенка слаживаются со временем. По мнению Мухиной В.С.: Основная особенность новорожденного - безграничные возможности усвоения нового опыта, приобретения свойственных человеку форм поведения. Потребность крохи в получении впечатлений связана с ориентировочными рефлексами и напрямую зависит от готовности органов чувств получать эти впечатления (развития органов). В первые недели жизни органы зрения и слуха быстро развиваются, малыши начинают следить за движущимися предметами либо "застывшими" на месте, и поворачивать головку в сторону исходящего звука, другими словами наблюдается зрительное и слуховое сосредоточение. В целом скорость развития ребенка напрямую зависит от количества впечатлений, а количество впечатлений от нас с вами, от любящих взрослых. Тем не менее, прошу помнить, что каждый ребенок развивается сугубо индивидуально, по своему собственному "графику" и никакого отношения не имеет к неким "стандартам", поэтому всех деток "мерять под одну гребенку" не стоит! Что касается эмоциональной сферы новорожденного, то уже с момента рождения прослеживается первый плач (по своей природе это крик), первая неосознанная улыбка, но комплекс оживления появляется, как правило, в конце периода новорожденности. Комплексом оживления считают особую эмоционально-двигательную реакцию ребенка, обращенную на взрослого. Малыш сосредоточивает взгляд на лице взрослого, улыбается ему, оживленно и хаотично перебирая ручами и ножками, и издает тихие звуки.  Это и есть первой социальной потребностью крохи!

Новорожденный и его мать

Новорожденный и его мать
Эта пара — новорожденный ребенок и его мать — представляет собой необъятную тему, и я не буду отдельно описывать то, что известно о новорожденном. Мы заняты психологией, а значит, безусловно видя ребенка, видим также его окружение и его мать. Чаще говоря «мать», чем «отец», я надеюсь на понимание последних. Важно осознать огромное различие между психологией матери и психологией ребенка. Мать представляет собой сложноорганизованную личность. Ребенок в начале — нечто противоположное всякой сложности. Можно сказать, и то не без колебаний, что только в возрасте нескольких недель или даже месяцев ребенок наделяется некоей психологией, впрочем колебания свойственны скорее ученым докторам, чем матерям. Матери склонны преувеличивать, ученые — отрицать, если нет доказательств. Я слышал от Джона Дэвиса, что у новорожденного физиология и психология — это нечто единое. Хорошее начало. Психология есть последовательное продолжение физиологии. Незачем вести споры о том, когда наступает превращение. Сроки могут варьироваться в зависимости от обстоятельств. Однако сам момент рождения следует рассматривать как время больших перемен, и если недоношенному ребенку психологически будет значительно лучше в «инкубаторе», то переношенный ребенок нуждается в физическом контакте — в человеческих руках и человеческом теле. В последние месяцы беременности будущие матери сосредоточены на своей особой задаче, а после родов в течение нескольких недель или месяцев постепенно приходят в обычное состояние. В таком состоянии мать способна поставить себя на место ребенка, так сказать, посмотреть на все его глазами. Иными словами, она развивает удивительную способность идентификации с ребенком, что позволяет ей отвечать на его потребности с точностью, которую не освоит ни один автомат — и которой невозможно обучиться.  Я считаю, что должен говорить об очевидных вещах, ведь люди, сведущие в вопросах физического развития, необязательно должны разбираться в психологических теориях. Из психологии эмоционального развития известно, что процесс взросления невозможен без содействующей и помогающей окружающей среды. Эта содействующая среда очень быстро становится чрезвычайно сложной. Только принадлежащий к роду людей может понимать ребенка настолько, чтобы быть способным адаптироваться к его постоянно меняющимся нуждам. Развитие на ранних ступенях — да и в дальнейшем — в значительной степени является делом обретения интеграции. Я не могу здесь пересказать все, что написано о раннем эмоциональном развитии, но три задачи, стоящие перед зарождающейся личностью, назову: интеграция «я», стабилизация психики в теле и объектные отношения. Этим трем задачам соответствуют, грубо говоря, три функции матери: осуществлять холдинг (нянчиться), ухаживать за ребенком и представлять объектную «сторону» мира. Тема необъятная. Трудно определить, откуда начинается личность. Если некто обретает опыт, сопоставляет опыт разного рода, чувствует и проводит различие между чувствами, испытывает в подходящий момент страх, организует защиту от душевной боли, тогда я скажу, что ребенок ЕСТЬ; и отсюда следует, что изучение ребенка с необходимостью включает психологию.  По книге "Маленькие дети и их матери" Винникотт Дональд Вудс

"Обычная преданная мать"

Материнство. Мать и ребенок. Младенец
​Природа распорядилась так, что младенцы не выбирают себе матерей. Младенцы просто «являются» к ним, а матерям отпущено время, чтобы переориентироваться. У матери есть несколько месяцев, чтобы привыкнуть к тому, что теперь ее ориентиром будет не солнце на востоке, а нечто в самом центре ее существа (или этот центр несколько смещен?). Как вы знаете (и, я думаю, каждый согласится со мной), обычно женщина вступает в фазу — из которой обычно выходит через несколько недель или месяцев после родов, — когда она в высокой степени является своим младенцем, а ее младенец — ею самой. И здесь нет никакой мистики. В конце концов, она когда-то была грудным ребенком и в ней живет память о своем младенчестве, а также память о том, как о ней заботились. Эти воспоминания служат либо подспорьем, либо помехой для ее собственного материнского опыта. Я думаю, что ко времени появления ребенка на свет мать — если о ней достаточно заботится муж или государство, или и муж, и государство, — готова действовать, прекрасно зная нужды ребенка. Я говорю не о том, что она знает, голоден ребенок или нет, и другие простейшие вещи; я имею в виду те многочисленные тонкости, для которых только мой друг поэт сумел бы найти верные слова. Я же склонен использовать слово «холдинг» (нянчить, заботиться), распространяя его значение на все, чем является мать и что она делает для своего ребенка в это время. Я считаю это время критическим, но боюсь произносить подобные слова, потому что это может заставить женщину действовать сознательно как раз там, где она естественно действует естественным образом. Это то знание, которое ей не почерпнуть из книг. Ей даже Спок ни к чему, когда она чувствует: младенца нужно взять на руки или положить, не трогать или перевернуть; если она понимает, что самым важным является простейшее из переживаний, основанное на контакте без действия, которое дает возможность двум отдельным существам чувствовать себя, как одно целое. Это дает возможность ребенку быть, из которой затем вырастает способность действовать и испытывать воздействие. Здесь заключена основа того, что постепенно для ребенка станет бытием-через-собственный-опыт. Все эти действия матери совершенно незначительны, но, повторяемые раз за разом, они дают ребенку основу способности ощущать себя реально существующим. С этой способностью ребенок может смело встретиться с миром, или, я мог бы сказать, — устремляться вперед в унаследованном им процессе взросления. Когда эти условия созданы — обычно так и бывает, — у ребенка появляется возможность развить способность испытывать чувства, которые в какой-то мере соответствуют чувствам, испытываемым матерью, идентифицирующейся с ним, или лучше сказать, полностью отдающейся ребенку и заботе о нем. Вам наверняка хотелось бы узнать о нуждах ребенка на самой ранней ступени развития, когда почти всегда рядом с ним находится материнская фигура, мысли которой заняты только ребенком, чья зависимость от нее на этой стадии абсолютна. В первые недели жизни ребенок имеет возможность усвоить опыт ранних ступеней развития. Если окружение достаточно благоприятное, а вокруг должны быть люди, непосредственно заинтересованные в нем, — врожденная тенденция ребенка к росту реализуется, и он делает первые важные достижения. Какие? Назову. Для важнейшего из них есть определение « интеграция». Поддержка материнского «я» облегчает организацию «я» ребенка. В конечном счете, ребенок становится способным утверждать свою индивидуальность, у него даже появляется чувство идентичности. Процесс кажется очень простым, если все идет хорошо, а основу этого процесса составляет ранняя связь, устанавливающаяся между младенцем и матерью, когда они являются единым целым. Здесь нет никакой мистики. Мать идентифицируется с ребенком чрезвычайно сложным образом: она чувствует себя им, разумеется, оставаясь взрослым человеком. С другой стороны, ребенок переживает свою идентичность с матерью в моменты контакта, являющиеся скорее не его достижением, а отношениями, которые стали возможными благодаря матери. С точки зрения ребенка, на свете нет ничего кроме него самого, и поэтому вначале мать — тоже часть ребенка. Иначе говоря, это то, что называют «первичной идентификацией». Это начало начал, отсюда получают смысл простые слова — такие, как « быть». Противоположностью интеграции является неудача интеграции, или дезинтеграция, расщепление цельности. Это непереносимо. Это одна из основных немыслимых форм тревоги, а предотвратить ее может обычная забота, которую почти все дети получают от взрослых. Укажу еще на один-два основных аспекта роста. Не следует считать, что психика ребенка обязательно успешно формируется вместе с сомой, то есть с телом и его функциями. Психосоматическое существование является достижением. И хотя такого рода единство базируется на врожденной тенденции роста, оно не реализуется без активного участия взрослого человека — того, кто нянчит ребенка (осуществляет холдинг) и заботится о нем. Провал в этой области имеет отношение к нарушению телесного здоровья, что фактически проистекает из нечеткости личностной структуры. Другой момент связан с началом объектных отношений. Этот момент ведет к сложным понятиям психологии. Однако вам будет нетрудно распознать, что объекты — при условии удовлетворительных отношений между ребенком и матерью — могут использоваться ребенком символически. Например, есть не только большой палец для сосания — его еще можно схватить и держать, и эта возможность позволит ему позже играть в игрушки. Если этого не происходит, у ребенка не развивается способность к отношениям с объектами. Хотя мы говорим вроде бы о самом простом, речь идет о вещах жизненной важности, которые являются основой для психического здоровья. Разумеется, многое оформляется на более поздних ступенях развития, но только при условии удачного начала все, что происходит потом, даст положительный эффект. По книге "Маленькие дети и их матери" Винникотт Дональд Вудс
Подписка на RSS - Период новорожденности