воспитание мальчика

Что делать родителям с подростками, которые ничего не хотят

Что делать родителям с подростками, которые ничего не хотят. Подростки. Воспитание. Дети. Подростковый возраст.
Шикарная статья психолога о подростках и их родителях — к прочтению обязательна! Хорошо, что об этом пишут. Почему он ничего не хочет? Катерина Демина — психолог-консультант, специалист по детской психологии написала отличную статью, в которой отвечает на этот, пожалуй сейчас самый наболевший вопрос родителей. Букв, конечно, много — однако считаем, что прочитать и проникнуться хорошо бы всем родителям подростков. Это явление набрало силу в последние лет семь. Выросло целое поколение молодых людей, которые «ничего не хотят». Ни денег, ни карьеры, ни личной жизни. Они просиживают сутками за компьютерами, их не интересуют девушки (разве совсем чуть-чуть, чтобы не напрягаться). Они вообще не собираются работать. Как правило, их удовлетворяет та жизнь, которая уже есть — родительская квартира, немножко денег на сигареты, пиво. Не больше. Что с ними не так? Сашу привела на консультацию мама. Отличный 15-летний парень, мечта любой девочки: спортивный, язык подвешен, не хамит, глаза живые, словарный запас не как у Эллочки-людоедки, играет в теннис и на гитаре. Основная жалоба мамы, просто вопль измученной души: «Ну почему он ничего не хочет?» Подробности истории Что значит «ничего», интересуюсь я. Совсем ничего? Или все же есть, спать, гулять, играть, смотреть кино он хочет? Оказывается, Саша не хочет ничего делать из списка «нормальных» дел для подростка. То есть: Учиться; Работать; Ходить на курсы Встречаться с девушками; Помогать маме по хозяйству; И даже ездить с мамой в отпуск. Мама в тоске и отчаянии. Вырос здоровенный мужик, а проку от него — как от козла молока. Мама всю жизнь для него, все только для его блага, себе во всем отказывала, бралась за любую работу, на кружки водила, на секции дорогостоящие возила, в языковые лагеря за границу отправляла — а он сначала спит до обеда, потом включает компьютер и до ночи в игрушки гоняет. А она-то надеялась, что он вырастет, и ей станет полегче. Я продолжаю спрашивать. Из кого состоит семья? Кто в ней зарабатывает деньги? Какие у кого функции? Оказывается, Сашина мама давно одна, развелась, когда ему было пять лет, «отец был такой же точно лежебока, может, это генетически передается?». Она работает, много работает, ведь ей приходится содержать троих (себя, бабушку и Сашу), домой приходит к ночи, уставшая смертельно. Дом держится на бабушке, она и хозяйством занимается, и за Сашей следит. Только вот беда — Саша совсем от рук отбился, бабушку не слушается, даже не огрызается, просто пропускает мимо ушей. Он ходит в школу, когда хочет, когда не хочет — не ходит. Ему грозит армия, но, похоже, его это ни капли не волнует. Он не прилагает ни малейших усилий, чтобы учиться хоть немного лучше, хотя все учителя в один голос твердят, что голова у него золотая и способности есть. Школа из элитных, государственная, с историей. Но чтобы в ней удерживаться, приходится брать репетиторов по основным предметам. И все равно двойки в четверти, могут и исключить. По дому не делает ничего, совсем, даже чашку за собой не помоет, бабушка с палкой вынуждена таскать тяжеленные сумки с продуктами из магазина, а потом ему на подносике еду к компьютеру носит. «Ну что с ним такое? — уже чуть не плачет мама. — Я же всю жизнь ему отдала.» Мальчик В следующий раз я вижу Сашу одного. И правда, хороший мальчик, симпатичный, модно и дорого одет, но не вызывающе. Какой-то слишком хороший. Какой-то он неживой. Картинка в журнале для девочек, гламурный принц, хоть бы прыщ где-нибудь был, что ли. Со мной держится дружелюбно, вежливо, всем своим видом демонстрирует открытость и готовность сотрудничать. Тьфу, я чувствую себя персонажем американского сериала для подростков: главный герой на приеме у психоаналитика. Хочется сказать что-нибудь матом. Ладно, вспомним, кто тут профи. Вы не поверите, он практически слово в слово воспроизводит мамин текст. 15-летний парень говорит, как школьная училка: «Я ленивый. Моя лень мешает мне добиваться целей. И еще я очень несобранный, могу в одну точку уставиться и сидеть так час». А сам-то чего хочешь? Да ничего особенного не хочет. В школе скучно, уроки дурацкие, хотя учителя классные, самые лучшие. Друзей близких нет, девушки тоже нет. Планов нет. То есть он не собирается осчастливить человечество любым из 1539 способов, известных цивилизации, он не планирует стать мегазвездой, ему не нужно богатство, карьерный рост и достижения. Ему вообще ничего не нужно. Спасибо, у нас все есть. Потихоньку начинает вырисовываться картина, не скажу, чтобы очень неожиданная для меня. Примерно с трех лет Саша занимался. Сначала подготовкой к школе, плаванием и английским языком. Потом пошел в школу — добавился конный спорт. Сейчас, кроме учебы в математическом лицее, он ходит на курсы английского при МГИМО, на две спортивные секции и к репетитору. Во дворе не гуляет, телик не смотрит — некогда. В компьютер, на который так жалуется мама, играет только в каникулы, да и то не каждый день. Почему он ничего не хочет? Формально все эти занятия были добровольно выбраны Сашей. Но когда я спрашиваю, чем бы он хотел заниматься, если бы не надо было учиться, он говорит «играть на гитаре». (Варианты, услышанные от других респондентов: играть в футбол, играть на компе, ничего не делать, просто гулять). Играть. Запомним этот ответ и двинемся дальше. Что с ним такое Знаете, у меня таких клиентов бывает в неделю человека по три. Практически каждое обращение по поводу мальчика в возрасте от 13 до 19 лет именно про это: ничего не хочет. В каждом таком случае я вижу одну и ту же картину: активная, энергичная, амбициозная мама, отсутствующий папа, дома или бабушка, или няни-домработницы. Чаще все-таки бабушка. Семейная система искажена: мама занимает роль мужчины в доме. Она кормилец, она же принимает все решения, контактирует с внешним миром, защищает, если нужно. Но дома ее нет, она в полях и на охоте. Огонь в очаге поддерживает бабушка, только у нее нет рычагов власти по отношению к их «общему» ребенку, он может и не послушаться, и нагрубить. Если бы это были мама с папой, папа пришел бы вечером с работы, мама бы ему пожаловалась на неподобающее поведение сына, папа бы ему накостылял — и вся любовь. А тут пожаловаться можно, а накостылять некому. Мама старается дать сыну все-все: самые модные развлечения, самые нужные развивалки, любые подарки и покупки. А сын не счастлив. И снова и снова звучит этот припев: «ничего не хочет». А у меня через некоторое время начинает просто чесаться внутри вопрос: «А когда ему хотеть-то? Если за него уже давно мама все отхотела, отмечтала, распланировала и сделала». Вот когда малыш пяти лет сидит дома один, катает по ковру машинку, играет, рычит, жужжит, строит мосты и крепости — в этот момент у него начинают зарождаться и вызревать желания, сначала смутные и неосознанные, постепенно формирующиеся в нечто конкретное: хочу большую пожарную машину с человечками. Потом он ждет с работы маму или папу, высказывает свое желание и получает ответ. Обычно: «Потерпи до Нового года (дня рождения, получки)». И приходится ждать, терпеть, мечтать об этой машине перед сном, предвкушать счастье обладания, представлять себе ее (пока еще машину) во всех деталях. Таким образом ребенок учится контактировать со своим внутренним миром в части желаний. А как было у Саши (и у всех других Саш, с которыми я имею дело)? Захотел — написал маме эсэмэску, отправил — мама заказала через Интернет — вечером привезли. Или наоборот: зачем тебе эта машина, у тебя уроки не сделаны, ты прочел две страницы логопедического букваря? Раз — и оборвали начало сказки. Все. Мечтать больше не получается. У этих мальчиков и правда все есть: новейшие смартфоны, распоследние модели джинсов, поездки на море четыре раза в год. А вот возможности просто пинать балду у них нет. Между тем скука — самое что ни на есть творческое состояние души, без нее невозможно придумать себе занятие. Дитятко должно соскучиться и затосковать, чтобы появилась потребность двигаться и действовать. А он лишен даже самого элементарного права решать, ехать ему на Мальдивы или нет. Мама уже все за него решила. Что говорят родители Сначала я в течение довольно длительного времени слушаю родителей. Их претензии, разочарования, обиды, догадки. Начинается всегда с жалоб вроде «мы для него все, а он в ответ — ничего «.  Перечисление того, что именно «для него все», впечатляет. О некоторых вещах я узнаю впервые. Мне, например, и в голову не приходило, что 15-летнего мальчика можно водить в школу за ручку. И до сих пор считала, что предел — это третий класс. Ну четвертый, для девочек. Но оказывается, что тревоги и страхи мам толкают их на странные поступки. А вдруг на него нападут плохие мальчишки? И научат его плохому (курить, ругаться плохими словами, врать родителям; слово «наркотики» чаще всего не произносится, потому что очень страшно). Часто звучит такой довод, как «Вы же понимаете, в какое время мы живем». Если честно — не очень понимаю. Мне кажется, времена всегда примерно одинаковые, ну, кроме совсем уж тяжелых, например, когда война идет прямо в вашем городе. В мое время ходить девочке 11 лет одной через пустырь было смертельно опасно. Так мы и не ходили. Мы знали, что не надо туда ходить, и соблюдали правила. И маньяки сексуальные были, и в подъездах иногда грабили. А вот чего не было — это свободной прессы. Поэтому криминальную сводку люди узнавали от знакомых знакомых, по принципу «одна бабка сказала». И, пройдя через множество ртов, информация становилась менее пугающей и более размытой. Типа похищения человека инопланетянами. Все слышали, что такое бывает, но никто не видел. Когда же это показывают по телевизору, с подробностями, крупным планом, это становится той реальностью, которая здесь, рядом, в твоем доме. Ты видишь это своими глазами — а ведь признайтесь, большинство из нас ни разу в жизни не видели сами жертву разбойного нападения? Человеческая психика не приспособлена к ежедневному наблюдению смерти, особенно насильственной. Это наносит сильную травму, а защищаться от нее современный человек не умеет. Поэтому, с одной стороны, мы вроде бы более циничны, а с другой — не отпускаем детей гулять на улицу. Потому что опасно. Чаще всего такие беспомощные и вялые дети вырастают у тех родителей, которые с раннего детства были самостоятельными. Слишком взрослые, слишком ответственные, слишком рано предоставленные сами себе. С первого класса приходили домой сами, ключ на ленточке на шее, уроки — сами, поесть разогреть — сами, в лучшем случае родители вечером спросят: «А что у тебя с уроками?». На все лето или в лагерь, или к бабушке в деревню, где тоже особо некому было следить. А потом эти дети выросли, и случилась перестройка. Полная смена всего: жизненного уклада, ценностей, ориентиров. Есть от чего занервничать. Но поколение адаптировалось, выжило, даже стало успешным. Вытесненная и старательно не замечаемая тревога осталась. И теперь вся в полном объеме обрушилась на голову единственного чада. А обвинения чаду предъявляются серьезные. Родители напрочь отказываются признавать свой вклад в его (чада) развитие, они только горько сетуют: «Вот я в его годы…». «Я в его годы уже твердо знал, чего хочу от жизни, а он в 10-м классе только игрушками интересуется. Я с третьего класса сама уроки делала, а он в восьмом не может за стол усесться, пока за руку не подведешь. Мои родители даже не знали, какая у нас программа по математике, а мне сейчас приходится каждый пример с ним решать» Все это произносится с трагической интонацией «Куда катится этот мир?». Как будто дети должны повторять жизненный путь родителей. В этот момент я начинаю спрашивать, а какого именно поведения они хотели бы от своего ребенка. Получается довольно забавный список, вроде как портрет идеального мужчины: 1. Чтобы делал все сам; 2. Чтобы беспрекословно слушался; 3. Проявлял инициативу; 4. Занимался в тех кружках, которые пригодятся потом в жизни; 5. Был чутким и заботливым и не был эгоистом; 6. Был более напористым и пробивным. На последних пунктах мне уже грустно. Но и маме, которая составляет список, тоже грустно: она заметила противоречие. «Я хочу невозможного?» — печально спрашивает она. Да, как ни жаль. Или пенье, или танцы. Или у вас послушный, на все согласный отличник-ботаник, или энергичный, инициативный, пробивной троечник. Или он вам сочувствует и поддерживает, или молча кивает и идет мимо вас к своей цели. Откуда-то взялась идея, что, правильно занимаясь с ребенком, можно каким-то волшебным образом защитить его от всех грядущих бед. Как я уже говорила, польза от многочисленных развивающих занятий весьма относительная. Ребенок пропускает действительно важный этап в развитии: игры и отношения со сверстниками. Мальчики не учатся сами придумывать себе игру, занятие, не открывают новые территории (ведь там опасно), не дерутся, не умеют собирать вокруг себя команду. Девочки ничего не знают о «женском круге», хотя с творчеством у них немного лучше обстоят дела: все же девочек чаще отдают в разные рукодельные кружки, да и «забить» потребность в социальном общении у девочек труднее. Кроме детской психологии я по старой памяти занимаюсь еще и русским языком и литературой со школьниками. Так вот в погоне за иностранными языками родители совершенно упустили родной русский язык. Словарный запас у современных подростков как у Эллочки-Людоедки — в пределах сотни. Зато гордо заявляется: ребенок изучает три иностранных языка, включая китайский, и все с носителями языка.  А пословицы дети понимают буквально («Без труда не выловить и рыбку из пруда» — это о чем?» — «Это про рыбалку»), словообразовательный разбор делать не могут, сложные переживания пытаются объяснять на пальцах. Потому что язык воспринимается в общении и из книг. А не во время уроков и спортивных занятий. Что говорят дети «Меня никто не слушает. Я хочу ходить из школы домой с друзьями, а не с няней (шофером, сопровождением). У меня нет времени, чтобы смотреть телевизор, нет времени играть на компе. Я ни разу не был в кино с друзьями, только с родителями и их знакомыми. Меня не пускают в гости к ребятам, и ко мне никому нельзя. Мама проверяет мой портфель, карманы, телефон. Если я задерживаюсь в школе хотя бы на пять минут, мама сразу звонит». Это текст не первоклассника. Это ученики 9-го класса говорят. Смотрите, жалобы можно разделить на две категории: нарушение границ («проверяет портфель, не дает надеть то, что я хочу») и, условно говоря, насилие над личностью («ничего нельзя»). Такое впечатление, что родители не заметили, что их дети уже выросли из памперсов. Можно, хотя и вредно, проверять карманы у первоклашки — хотя бы для того, чтобы не постирать эти штаны вместе со жвачкой. Но к 14-летнему человеку хорошо бы уже входить в комнату со стуком. Не с формальным стуком — постучал и вошел, не дожидаясь ответа, а уважая его право на личную жизнь. Критика прически, напоминание «Иди помойся, а то от тебя плохо пахнет», требование надеть теплую куртку — все это сигнализирует подростку: «Ты еще маленький, у тебя нет права голоса, мы сами за тебя все решим». Хотя мы всего-то хотели уберечь его от простуды. И он действительно плохо пахнет. Не могу поверить, что остались еще такие родители, которые не слышали: для подростка важнейшая часть жизни — общение со сверстниками. Но это означает, что ребенок выходит из-под родительского контроля, родители перестают быть истиной в последней инстанции. Творческая энергия ребенка блокируется таким образом. Ведь если ему запрещено хотеть того, что ему действительно нужно, он отказывается от желаний вообще. Подумайте, как это страшно — ничего не хотеть. А зачем? Все равно не разрешат, запретят, объяснят, что это вредно и опасно, «иди лучше уроки делай». Наш мир далеко не идеален, он в самом деле небезопасен, в нем существует зло и хаос. Но мы как-то живем в нем. Позволяем себе любить (хотя вот уж это — авантюра с непредсказуемым сюжетом), меняем работу и жилье, переживаем кризисы внутри и снаружи. Почему же вы не позволяете своим детям жить? У меня есть подозрение, что в тех семьях, где возникают подобные проблемы с детьми, родители не чувствуют своей безопасности. Их жизнь слишком напряженная, уровень стресса превышает адаптационные возможности организма. И так хочется, чтобы хотя бы деточка жила в покое и гармонии. А деточка не хочет покоя. Ей нужны бури, свершения и подвиги. В противном случае чадо ложится на диван, отказывается от всего и перестает радовать глаз. Что делать Как всегда: обсуждать, составлять план, придерживаться его. Для начала вспомните, чего просил ваш ребенок раньше, а потом перестал. Я совершенно уверена, что часовая ежедневная «абсолютно бесполезная» прогулка с друзьями — необходимое условие для психического здоровья подростка. Вы удивитесь, но бессмысленное «балдение в ящик» (просмотр музыкальных и развлекательных каналов) нужно для наших детей тоже. Они входят в подобие транса, медитативное состояние, во время которого узнают нечто о себе. Не об артистах, звездах и шоу-бизнесе. О себе. То же самое можно сказать о компьютерных играх, социальных сетях, телефонных разговорах. Это страшно бесит, но надо пережить. Можно и нужно ограничивать, вводить какие-то рамки и правила, но тотально запрещать внутреннюю жизнь ребенка — преступно и недальновидно. Не выучит этот урок сейчас — накроет потом: кризисом среднего возраста, моральным выгоранием в 35, нежеланием принимать на себя ответственность за семью и т. д. Потому что недоиграл. Недослонялся бесцельно по улицам. Не посмотрел вовремя все тупые комедии, не поржал над Бивисом и Баттхедом. Я знаю одного мальчика, который доводил родителей до белого каления тем, что часами валялся в своей комнате и стучал теннисным мячиком в стену. Тихонько, не сильно. Их раздражал не стук, а то, что он ничего не делает. Сейчас ему 30, он вполне справный мужик, женат, работает, активен. Ему нужно было в 15 лет побыть в своей скорлупе. С другой стороны, как правило, эти дети катастрофически недогружены жизнью. Все, что они делают — учатся. Не ходят в магазин за продуктами для всей семьи, не моют пол, не чинят электроприборы. Поэтому я давала бы им больше свободы внутри и ограничивала снаружи. То есть ты сам решаешь, во что ты оденешься и чем будешь заниматься кроме учебы, но при этом — вот список домашних дел, приступай. Кстати, мальчики отлично готовят. И гладить умеют. А тяжести таскают как. Фото - Cparks Источник

Мальчики нуждаются в заботе больше, чем девочки (Алан Шор)

Воспитание мальчиков
Мы часто слышим, что мальчишек надо воспитывать сурово, чтобы те не стали неженками. Родительская жесткость преподносится как «желание не испортить ребенка». Но это серьезная ошибка! Подобные идеи основаны на незнании того, как и благодаря чему развиваются дети. Чтобы хорошо расти и развиваться, ребенку нужен заботящийся о нем чуткий взрослый — тогда, повзрослев, он будет обладать самоконтролем, социальными навыками и сам сможет заботиться о других людях. Недавно клинический психолог и нейропсихоаналитик Алан Шор, теория которого базируется на связи данных нейроисследований и теории привязанности, выпустил обзор эмпирического исследования под названием «Наши сыновья: Нейробиология и нейроэндокринология развития мальчиков под угрозой», в котором детально представлены все аргументы в пользу более внимательного отношения к мальчикам. Отметим важнейшие постулаты. Почему опыт раннего детства влияет на развитие мальчиков значительно больше, чем на развитие девочек? Мальчики взрослеют медленнее и в физическом, и в социальном, и в языковом плане.   Формирование нейронных связей, регулирующих деятельность мозга в момент стресса, у мальчиков происходит медленнее как в пренатальный, так и в перинатальный и постнатальный период.   Негативное воздействие окружающей среды (внутриутробное и внеутробное) тяжелее сказывается на мальчиках, чем девочках. У девочек больше врожденных механизмов, помогающих гибко реагировать на стресс. Почему мальчикам тяжелее? Мальчики острее чувствуют стресс и депрессию матери еще до рождения, тяжело переживают родовую травму (сепарацию от матери) и безразличное отношение (уход, при котором они не получают эмоционального ответа). В результате формируется травма привязанности, влияющая на развитие правого полушария головного мозга. Отметим, что правое полушарие в первые годы жизни развивается быстрее, чем левое. Именно в правом полушарии создаются нейронные связи, отвечающие за саморегуляцию: самоконтроль и возможности социализации.   Новорожденные мальчики иначе, чем девочки, реагируют на происходящий сразу после появления на свет осмотр неонатолога: уровень кортизола (мобилизующего гормона, участвующего в развитии стрессовых реакций) у них повышается сильнее.   В шесть месяцев у мальчиков наблюдается более высокий уровень фрустрации, чем у девочек, а в 12 месяцев мальчики сильнее реагируют на негативные стимулы.   Шор цитирует исследование Эдварда Троника и Джеффри Коэна, утверждающих следующее: «В мальчиков необходимо больше вкладывать, им сложнее регулировать свои аффективные состояния и, следовательно, малышам мужского пола может потребоваться бóльшая материнская поддержка для того, чтобы научиться контролировать свои эмоции. Такая растущая требовательность будет налагать дополнительные обязательства на человека, заботящегося о маленьком мальчике». О чем говорят эти данные? Мальчики более уязвимы перед нервно-психическими расстройствами, которые проявляются в раннем возрасте (девочки более подвержены расстройствам, которые проявляются позднее). К таким расстройствам относятся аутизм, ранний дебют шизофрении, синдром дефицита внимания с гиперактивностью и расстройства поведения. Эти тенденции усиливаются в последние десятилетия (небезынтересно отметить, что именно в эти годы больше детей стали отдавать в дневные дошкольные учреждения, многие из которых не предоставляют соответствующий нуждам детей уход (Национальный институт здоровья детей и развития человека, Исследовательское сообщество по раннему уходу за детьми, 2003). Как утверждает Шор, «принимая во внимание более медленное развитие мозга у младенцев мужского пола, для их оптимального социоэмоционального развития в первый год жизни им необходима надежная связь с матерями, которая выступает естественным регулятором развития». «Предыдущие страницы этой работы раскрывают мысль о том, что различия между полами в паттернах мозговой активности, влияющие затем на эмоциональную жизнь и социальное поведение, формируются в самом начале жизни, и это поступательное развитие задано не только генетически, но и социально, под воздействием физической среды и социального окружения в раннем возрасте. Мозг взрослого мужчины и взрослой женщины оказываются оптимально взаимодополняемы, позволяя людям взаимодействовать лучшим образом». Как выглядит неправильная забота о ребенке в первые годы его жизни? «Разительным контрастом воспитательному подходу в русле теории привязанности служит другой сценарий, при котором в отношениях взрослого и младенца меньше чуткости, эмоционального отклика и правил, чем требуется. Так формируется ненадежная привязанность. В худшем случае в отношениях «взрослый-ребенок» появляется пренебрежение к ребенку и травма привязанности (при плохом обращении и/или пренебрежении), при которой взрослый провоцирует у дезориентированного, не ощущающего опор младенца травматические состояния, оказывающие длительное негативное влияние на ребенка. В результате нарушения аллостерической регуляции (реакция на избыточный стресс) возникает избыточная нагрузка на растущий мог, гибнут нейроны, отвечающие за сопротивляемость стрессу, появляются долгосрочные разрушительные последствия для здоровья ребенка (McEwen & Gianaros, 2011). Травма отношений на ранних, важнейших для становления мозга стадиях, таким образом, отражается на постоянной физиологической реактивности правого полушария, делает ребенка уязвимым перед расстройствами, возникающими в более позднем возрасте, и влияет на регуляционные возможности, что позднее выражается в неумении справляться с социоэмоциональными стрессовыми факторами. Ранее я говорил о том, что в связи с медленным развитием мозга у мужчин он особенно уязвим в ситуации нестабильной привязанности, и это ведет к серьезным проблемам в социальной и эмоциональной сферах». Как правильная забота о ребенке отражается на развитии его мозга? «В идеальном сценарии развития эволюционные механизмы привязанности, взросления в период роста правого полушария позволяют эпигенетическим факторам социальной среды благотворно влиять на геномные и гормональные механизмы на корковом и подкорковом уровне головного мозга. К концу первого года жизни и в начале второго центры правого глазнично-лобного и вентромедиального участка коры мозга начинают активно создавать синаптические связи с нижними субкортикальными центрами, включая активирующие системы центрального мозга и стволовой части мозга, а также гипоталамо-гипофизарно-яичникового комплекса. Таким образом формируется способность комплексно регулировать аффективные состояния, особенно в ситуации стрессового межличностного общения. Еще в 1994 г. я отмечал, что правая часть глазнично-лобной коры мозга, системы контроля привязанности функционально развиваются по разным «графикам» у мужчин и женщин (A.N. Schore, 1994). В любом случае оптимальный сценарий привязанности позволяет развивать систему правового полушария, действенно активировать ее и получать необходимую реакцию от гипоталамо-гипофизарно-яичникового комплекса и автономных активирующих компонентов для оптимальных навыков существования и умения справляться со стрессом». Практические рекомендации для врачей, профессиональных педагогов и политиков Следует понять, что мальчикам забота нужна не меньше, а больше, чем девочкам. Следует пересмотреть практики родов в роддомах. Инициатива «Роддом беби-френдли» (Baby-Friendly Hospital Initiative) — хорошее начало, но этого мало. В соответствии с недавними исследованиями, уже в момент родов имеется ряд эпигенетических и прочих факторов, имеющих долгосрочные последствия.Сепарация матери и ребенка в момент рождения — стресс для всех детей, но Шор подчеркивает, что для мальчиков это более опасно: «Отделение новорожденного мальчика от мамы приводит к скачку кортизола в организме и, следовательно, является серьезным стрессом». Повторное разлучение ребенка и матери ведет к гиперактивному поведению и «меняет … предлобно-лимбические пути, т.е. те самые области, которые отвечают за ряд ментальных расстройств». Ребенку нужна ответственная забота. Матери, отцы и воспитатели должны оберегать детей от любых сильных стрессов, терпимо относясь к проявлению ими негативных эмоций. Ошибочный путь — привычное жесткое воспитание мальчиков («будь мужчиной»), запрет на демонстрацию нежности с целью «закалить характер», когда мы оставляем их плакать, когда они совсем маленькие, и требуем от них не плакать, когда они подрастают. К маленьким мальчикам нужно относиться прямо противоположным образом: с нежностью и уважением к их потребностям в объятьях, теплом и добром отношении. Обратите внимание, что недоношенные мальчики меньше расположены к спонтанному взаимодействию с близкими взрослыми, поэтому с ними следует обходиться с особой заботой, чтобы нейробиологические процессы пришли в норму. Необходимо предоставлять родителям оплачиваемый отпуск. Чтобы родители могли заботиться о детях, им нужно время, силы и энергия. Это значит, что необходимо предоставлять оплачиваемый отпуск матерям и отцам как минимум на год, когда ребенок больше всего нуждается в родителях и заботе. В Швеции политика государства иная и позволяет родителям больше и ответственнее заботиться о детях. Еще один аспект, на который обращает внимание Алан Шор, — влияние неблагоприятной экологической обстановки. Маленькие мальчики весьма подвержены влиянию токсинов, которые нарушают развитие правого полушария (это пластик типа БПА, бифенол-А). Шор поддерживает предположение Ламфиа о том, что «постоянное увеличение нарушений развития у детей связано с влиянием токсинов на развивающийся мозг». Мы должны обратить внимание на проблемы загрязнения воздуха, почвы и воды. Однако это тема другой статьи. Заключение Разумеется, мы должны заботиться не только о мальчиках — все дети в этом нуждаются. Для нормального развития любого ребенка необходимо уютное гнездышко, где ребенок чувствует себя в безопасности, где его обеспечивают питанием, теплом и вниманием, снижающим стрессы и позволяющим мозгу развиваться благополучно. Моя лаборатория изучает «эффект уютного гнезда» и отмечает несомненную связь между благоприятной домашней обстановкой и положительными результатами в развитии и воспитании ребенка. Psychology Today Нужно ли мальчикам играть в куклы, а девочкам катать машинки? - читайте здесь 10 вещей, которые маме мальчиков полезно знать заранее - ищите здесь

10 вещей, которые маме мальчиков полезно знать заранее

10 вещей, которые маме мальчиков полезно знать заранее
«Ну почему же меня никто не предупредил об этих простых особенностях — мне было бы проще растить своих троих сыновей», — восклицает автор американского Cosmo Мишель Уилдон. Она припомнила, с какими открытиями столкнулась, пока дети взрослели, и поведала о них миру. Эмоции мальчишек глубже, чем кажутся. Они их просто скрывают. «Первые несколько лет их жизни казалось, что вся их гамма эмоций сводится к „голоден, доволен, зол, устал“. После выяснилось, что они просто не хотят обсуждать более глубокие переживания», — пишет Мишель. Пока дочки и матери ведут постоянные обстоятельные,вдумчивые, задушевные, слезные разговоры обо всем, что их волнует,сын долго выжидает, прежде чем согласитсяна редкий серьезный разговор тет-а-тет. Главное — комфорт, стиль побоку. «Им все равно, что носить», — считает трижды мама, которая перестала пытаться приобрести что-то модное и просто скупает оптом футболки, джинсы и белье в магазинах дешевых распродаж. «Они хватают первое попавшееся в шкафу, и если подошло — то в этом и спят, и в школу ходят». (Правда, от мужчин мы знаем, как важна бывает подростку конкретная вещь, культовая среди его ровесников, и какая огромная разница между просто черными кроссовками и черными кроссовками с красной полосой. А в остальное время — см. выше). Они не умеют сидеть спокойно и тихо. Растить мальчишек — это не самый легкий вид подвижного спорта. Физическая активность дает им ощущение счастья — неважно, пинать мяч или тузить друг друга,и мешать ребенку двигаться — это жестоко. Избавь их от своих обнимашек. По крайней мере, на людях, и если им уже исполнилось 6. «Я не обижаюсь, — клянется Мишель, — если шесть часов просидела в пропитанном потом спортзале в ожидании тех нескольких минут, пока мои мальчики поучаствуют в соревновании,а они после проходят мимо, делая вид, что я им не интереснее жвачки,прилипшей к трибуне. Быстрый взгляд и полуулыбка — вот практически и все, чего меня удостоили. Но я-то знаю, что им не нужно обнимать меня на глазах у всех, чтобы выразить свою любовь». Они — мастера придумывать себе развлечения. Дорогущая игра может валяться в углу, пока они сооружают шалаш из стола и одеяла,устраивают дуэль на батонах или соревнуются, кто дальше прыгнет с дивана. И, кстати: вся жизнь — это соревнование. Кто быстрее добежит до того забора, у кого больше друзей или наклеек, у кого мощнее бицепс и больше размер ноги. Ты же сама учила их быть честными. Так что подумай трижды,прежде чем задавать вопрос, хочешь ли ты получить честный ответ. Они прямо скажут, если им не нравится твое платье, а новая краска для волос напоминает цвет детской неожиданности. Зато и комплимент будет искренним. «Мой старший заявил, что я красивая, как Мэри Поппинс. А младший где-то услыхал выражение „выглядеть на миллион“ и заявил мне, когда я собралась на свидание, что я выгляжу „на 7 баксов“. По его смеху я поняла, что он считал, будто это куча денег», — с улыбкой вспоминает Мишель. У мальчишек обостренное чувство справедливости. «Думаю,выражение „око за око“ придумал 10-летний пацан», — почти не шутит Мишель. Никто не хочет уступать сверстникам в любых вопросах: от «кто допьет какао» до «кто где сядет в машине». Компромиссам и прощению они начинают учиться позже. У них специфический юмор. Конечно, неприличные шутки — даже те,в которых может встречаться умеренное количество уместной брани,тоже имеют право на существование. Но не все же время! Зато сыновья преданность — это навсегда. Мишель рассказывает, что растила своих сорванцов одна с тех пор, как младшему исполнился год,а старшему — шесть. «Они воздали мне за мою любовь тысячекратно. Пусть сыновья не так охотно говорят о своих чувствах, как дочери, зато они доказывают её делом. Сын безо всяких просьб расчистит дорожку к дому и перетаскает все сумки и коробки из машины в дом или гараж. Уступит последний кусочек рулета, даже если сам на него облизывается,и предложит заправить машину, если ты устала и идет дождь. Он заступится за тебя и будет хвастаться твоей стряпней». И это — главное! Источник - http://www.cosmo.ru

Нужно ли мальчикам играть в куклы, а девочкам катать машинки?

Нужно ли мальчикам играть в куклы, а девочкам катать машинки?
Так уж устроено наше общество, что с раннего детства мы пытаемся диктовать нашим детям - мальчикам и девочкам - какими игрушками им нужно играть, а какими нет, и это напрямую связано с полом ребенка. Знакомо вам, что мальчики должны играть машинками, пистолетами, футбольными мячами... а девочки ухаживать за куклами, готовить им еду в игрушечной посуде, возить в колясках на прогулку... И все бы ничего, и поддается логическому объяснению. Но что, когда девчонка рвется к водяному пистолету, хватает шпагу или катает машинку? И что, когда мальчик играет в куклы, качает на руках пупса или устраивает чаепитие зверушкам? Бить тревогу? Хвататься за голову? В этот период от знакомых можно услышать, что так не должно быть, детей нужно приучать с раннего детства к четким правилам и игрушкам, характерным для "пола" ребенка, иначе это в будущем может повлечь за собой ряд проблем, подкаблучничество, феминизм, безхарактерность, жестокость и т.д. Мамы не пугайтесь громких разговоров и якобы достоверных сведений, берегите нервы! Давайте разбираться! В раннем детстве ребенок (вне зависимости от того мальчик он или девочка) изучает мир с особым интересом и подражает папе и маме, сестре, брату, другим близким людям, няням, воспитателям, врачам в поликлинике, продавцам в магазинах... Так полуторагодовалому ребенку интересно носить куклу на руках, как его носит мама, убаюкивать,что-то несвязно напевая, поить ее водой... рассматривать, как устроена машинка, как она едет, когда ее толкают, как врезается на скорости в углы и, стоящую на пути, мебель. Наблюдая, изучая и подражания малыш познает мир. Чем старше ребенок становится, тем больше социального и эмоционального требуется ему, более важными становятся человеческие отношения.    Если сын играет в куклы ​ Для того, чтобы мамы поняли, зачем мальчишкам нужно играть в куклы, а папы перестали паниковать по этому поводу, рассмотрим положительные моменты от такой игры:  активно развивается воображение (как правило, формат игры - пока будки, понарошку, что позволяет малышам выдумывать различные ситуации, образы, миры...); малыш учится взаимоотношениям (поучать, уступать, делиться, принимать, давать советы...); улучшаются коммуникативные навыки (дети часто говорят с куклами, рассказывают им сказки, поют песни...); развивается эмоциональная сфера (малыш испытывает и выражает радость, счастье, тревогу, сопереживание); прорабатываются конфликтные и стрессовые ситуации (малыши могут вымещать на куклах обиду, ругать их, чтобы выплеснуть свой гнев, наказывать их так же, как это делает няня, воспитатель, старшие братья и сестры, родители...); ребенок учится смотреть "со стороны" (от третьего лица) на вещи (как она (кукла) себя чувствует в той или иной ситуации, как реагирует, в чем нуждается); куклы могут помочь побороть страхи (малыши нередко берут с собой Друга в кровать, когда в комнате темно, так они чувствуют себя комфортнее и увереннее; или в поликлинику, когда идут на неприятные процедуры либо прививки) а так же учатся проявлять заботу и уход (так из мальчиков вырастают заботливые мужья и отцы). Игра ребенка с куклой - это кладец информации о ребенке: его самочувствии, тревогах, настроении, взаимоотношениях с другими людьми, эмоциях, которые он испытывает, желаниях и опасениях... Наблюдение за детьми в игре даст вам возможность лучше узнать своего ребенка! Позволяйте мальчикам играть в куклы и не беспокойтесь, что из них может вырасти подкаблучник, это миф!   Если дочь катает машинки. Девочка проявляет интерес к машинкам или только ими и играет? - Да на здоровье! Это абсолютно нормально. В мире тысячи взрослых женщин проявляют активный здоровый интерес к машинам. Наиграется в машинки и проявит интерес к другим игрушкам. Главное не заставляйте играть в куклы, отбирая или запрещая машинки, этим вы только навредите и навлечете на себя негатив. Если дочь играет с игрушечным пистолетом ​ Это также есть вариантом нормы, если агрессия не направленна на других людей (взрослых или детей). Игры с пистолетом позволяют выплеснуть накопившуюся лишнюю энергию, сильные эмоции и агрессию в мирное русло. Возвращаясь к вопросу о том - нужно ли мальчикам играть в куклы, а девочкам катать машинки - ответ однозначен - ДА, НУЖНО! То, какими игрушками играет ваш ребенок, не является свидетельством его "ненормальности", а определяется его характером и темпераментом. Все детки абсолютно разные и развиваются по своему индивидуальному графику, поэтому не стоит им "вещать ярлыки"!  Спокойные, застенчивые, активные, хулиганистые и озорные дети есть и среди мальчиков, и среди девочек! Любите своих детей такими, какими они есть, какими их создала природа! Если вы нашли эту статью полезной, то поделитесь ей с друзьями в социальных сетях. Спасибо! 11 фраз, которые нельзя говорить дочери - читайте здесь Чувство стыда в воспитании. Как не навредить ребенку? - ищите здесь
Подписка на RSS - воспитание мальчика